Определение № 89 от 06.09.2017

Определение №89 от 06.09.2017 г. о неприемлемости обращения № 116g/2017 г. об исключительном случае неконституционности ст. 33 Закона №436-XVI от 28 декабря 2006 года о местном публичном управлении (временное отстранение от должности примара)


Автор обращения: Апелляционная палата Кишинэу

Файлы:
1. ru-d8906092017ru584d0.pdf


Обращении:

1.  (29.08.2017)


1. Основанием для рассмотрения дела послужило обращение об исключительном случае неконституционности ст. 33 Закона № 436-XVI от 28 декабря 2006 года о местном публичном управлении, представленное по запросу адвоката Татьяны Йову в рамках дела №16rj-607/17, рассматриваемого Апелляционной палатой Кишинэу.

2. Обращение было представлено в Конституционный суд 29 августа 2017 года судебным составом Апелляционной палаты Кишинэу в лице Юрия Йордан, Марии Негру и Людмилы Урсу, в соответствии с положениями ст. 135 ч. (1) п. а) и п. g) Конституции, в свете ее толкования Постановлением Конституционного суда № 2 от 9 февраля 2016 года, а также Положением о порядке рассмотрения обращений, представленных в Конституционный суд.

A. Обстоятельства основного спора

3. В производстве суда Кишинэу, сектор Буюкань, находится уголовное дело в отношении Дорина Киртоакэ, генерального примара муниципия Кишинэу, который обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ст. 324 ч.(3) п.а) и п. b) [Пассивное коррумпирование] и ст. 42 ч.(2), ст. 326 ч.(3) п.а) [Извлечение выгоды из влияния] Уголовного кодекса.

4. Прокуратура по борьбе с коррупцией обратилась 26 июля 2017 года в суд Кишинэу, сектор Буюкань, с ходатайством о временном отстранении от должности генерального примара мун.Кишинэу до вынесения окончательного решения по делу.

5. В судебном заседании от 28 июля 2017 года по рассмотрению ходатайства прокурора адвокат Татьяна Йову внесла запрос об исключительном случае неконституционности ст. 33 Закона № 436-XVI от 28 декабря 2006 года о местном публичном управлении.

6. Определением от 28 июля 2017 года суд Кишинэу, сектор Буюкань, удовлетворил ходатайство прокурора о временном отстранении от должности генерального примара мун.Кишинэу. Тем же числом суд принял решение о возврате запроса об исключительном случае неконституционности, как несоответствующего по форме установленным требованиям.

7. Определение суда Кишинэу, сектор Буюкань, от 28 июля 2017 года о временном отстранении от должности генерального примара мун.Кишинэу было обжаловано в кассационном порядке в Апелляционную палату Кишинэу.

8. В ходе кассационного судопроизводства адвокат Татьяна Йову представила повторно запрос об исключительном случае неконституционности ст. 33 Закона № 436-XVI от 28 декабря 2006 года о местном публичном управлении.

9. Определением от 8 августа 2017 года Апелляционная палата Кишинэу удовлетворила запрос и направила обращение об исключительном случае неконституционности в Конституционный суд для разрешения.

10. Применимые положения Конституции (повторное опубликование в М.О., 2016г., № 78, ст. 140):

Статья 21

Презумпция невиновности

«Любое лицо, обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все необходимые гарантии для защиты».

Статья 109

Основные принципы местного публичного управления

«(1) Публичное управление в административно-территориальных единицах основывается на принципах местной автономии, децентрализации общественных служб, выборности властей местного публичного управления и консультаций с гражданами по важнейшим вопросам местного значения.

(2) Автономия касается как организации и деятельности местного публичного управления, так и распоряжения делами представляемых сообществ.

[...]».

Статья 112

Сельские и городские власти

«(1) Властями публичного управления, осуществляющими местную автономию в селах и городах, являются выборные местные советы и примары.

(2) В соответствии с законом местные советы и примары действуют как самостоятельные управляющие власти и решают общественные дела сел и городов.

(3) Порядок избрания местных советов и примаров и их функции устанавливаются законом».

11. Применимые положения Закона о местном публичном управлении № 436-XVI от 28 декабря 2007 года (М.О., 2007, № 32-35, ст. 116):

Статья 33

Временное отстранение от должности примара

«(1) В случае привлечения примара к суду за совершение преступления он может быть временно отстранен от должности до вынесения окончательного решения по делу. На протяжении всего периода отстранения от должности организация новых выборов примара не допускается.

(2) Решение о временном отстранении примара от должности может быть принято только судебной инстанцией в соответствии с законом.

(3) Если временно отстраненный от должности примар был оправдан или уголовное дело в отношении него прекращено, за исключением случаев амнистии, он имеет право на возмещение причиненного ущерба в соответствии с законом. Примар восстанавливается в должности на период до истечения срока его мандата.

(4) Положения настоящей статьи применяются соответствующим образом и к заместителям примара».

12. Применимые положения Закона о статусе местного выборного лица № 768-XIV от 2 февраля 2000 года (М.О., 2000, № 34, ст. 232):

«Ст.5. - (1) Исполнение полномочий советника и примара начинается со дня признания мандата и заканчивается по истечении срока полномочий соответствующего совета или примара либо до этого, если возникают законные основания для досрочного прекращения полномочий.

[...]».

1. Признать неприемлемым обращение об исключительном случае неконституционности ст. 33 Закона № 436-XVI от 28 декабря 2006 года о местном публичном управлении, представленное по запросу адвоката Татьяны Йову в рамках дела №16rj-607/17, рассматриваемого Апелляционной палатой Кишинэу.

2. Настоящее определение является окончательным, обжалованию не подлежит, вступает в силу со дня принятия и публикуется в «Monitorul Oficial al Republicii Moldova».

19. Рассмотрев обращение с точки зрения приемлемости, Конституционный суд отмечает следующее.

20. В соответствии со ст. 135 ч. (1) п. а) Конституции, конституционный контроль законов, в частности, Закона о местном публичном управлении № 436-XVI от 28 декабря 2006 года, относится к компетенции Конституционного суда.

21. Конституционный суд отмечает, что обращение об исключительном случае неконституционности было представлено уполномоченным субъектом, по запросу адвоката Татьяны Йову в рамках дела № 16rj-607/17, рассматриваемого Апелляционной палатой Кишинэу, в соответствии со ст. 135 ч. (1) п. а) и п. g) Конституции, в свете ее толкования Постановлением Конституционного суда № 2 от 9 февраля 2016 года.

22. Конституционный суд подчеркивает, что прерогатива разрешения исключительных случаев неконституционности, которой он наделен статьей 135 ч. (1) п. g) Конституции, предполагает установление соотношения между законодательными нормами и положениями Конституции, с учетом принципа ее верховенства и применимости оспариваемых положений при рассмотрении судом основного спора.

23. Конституционный суд отмечает, что, хотя в обращении запрашивается осуществление конституционного контроля ст.33 Закона о местном публичном управлении в целом, автор ссылается только на неконституционность ч.(1) и ч.(2) данной статьи, в соответствии с которыми:

«(1) В случае привлечения примара к суду за совершение преступления он может быть временно отстранен от должности до вынесения окончательного решения по делу. На протяжении всего периода отстранения от должности организация новых выборов примара не допускается.

(2) Решение о временном отстранении примара от должности может быть принято только судебной инстанцией в соответствии с законом».

24. Конституционный суд обращает внимание, что автор ссылается на предполагаемое нарушение ст. 2 ч.(1), ст. 4 ч.(1), ст. 8, ст. 21, ст.38, ст. 39, ст. 53, ст. 54 ч.(2), ст. 109 ч.(2), ст. 112 и ст.113 ч.(3) Конституции.

25. Конституционный суд отмечает, что согласно конституционным нормам, содержащихся в ст. 109, публичное управление в административно-территориальных единицах основывается на принципах местной автономии, децентрализации общественных служб, выборности властей местного публичного управления и консультаций с гражданами по важнейшим вопросам местного значения.

26. Наряду с этим, ст. 112 ч.(1) Конституции предусматривает, что властями публичного управления, осуществляющими местную автономию в селах и городах, являются выборные местные советы и примары.

27. Конституционный суд отмечает,  что соподчиненное Конституции законодательство развивает статус местного выборного лица и устанавливает гарантии исполнения мандата местными выборными лицами, в том числе примарами. В свете ст. 5 Закона № 768-XIV от 2 февраля 2000 года о статусе местного выборного лица, исполнение полномочий советника и примара начинается со дня признания мандата и заканчивается по истечении срока полномочий соответствующего совета или примара либо до этого, если возникают законные основания для досрочного прекращения полномочий.

28. Согласно ст. 10 ч.(2) данного закона, местное выборное лицо постоянно находится при исполнении мандата в течение всего срока полномочий. В этом контексте, Конституционный суд указал, что при исполнении мандата местное выборное лицо находится на службе у соответствующего сообщества (ПКС № 19 от 16 июля 2013 года, §59).

29. Вместе с тем, Конституционный суд обращает внимание, что согласно оспариваемым положениям, в случае совершения преступления примар может быть временно отстранен от должности до вынесения окончательного судебного решения по делу.

30. Конституционный суд отмечает, что временное отстранение от должности примара является обычной практикой в системах европейского права. Так, анализ статуса выборного лица в европейском праве показывает, что временное отстранение примара от исполнения своих обязанностей регламентировано законодательством европейских государств.

31. В этой связи, Венецианская комиссия отметила, что временное отстранение выборного лица от должности может быть оправданным в случае совершения преступления или грубого отступления, если его действия могут причинить ущерб административно-территориальной единице, с тем, чтобы предотвратить или прекратить нанесение ущерба (CDL-AD (2014) 022, pct. 31).

32. В то же время, Венецианская комиссия отметила, что использование в национальном законодательстве таких терминов, как «временное отстранение», вызывает вопросы в том смысле, является ли отстранение автоматическим или нет, а в случае, когда оно не является автоматическим, кто должен принимать решение о «временном отстранении» от должности (CDL-AD (2014) 022, п. 32).

33. По мнению Венецианской комиссии, в данной системе вмешательство судебной инстанции является необходимым, поскольку таким образом обеспечивается свободное исполнение должности местного выборного лица, в соответствии с положениями ст. 7 ч.(1) Европейской хартии местного самоуправления (CDL-AD (2009) 049, п. 11).

34. В связи с обстоятельствами данного дела, Конституционный суд отмечает, что прерогатива временного отстранения от должности примара, как следует из  положений ст. 197 ч.(1) п.3) Уголовно-процессуального кодекса и ст.33 ч.(2) Закона о местном публичном управлении, принадлежит исключительно судебной инстанции.

35. Конституционный суд отмечает, что применение в отношении примара процессуально-принудительной меры в виде временного отстранения от должности не носит автоматический характер, в силу эффекта закона (ope legis), а подлежит оценке суда. Именно судебная инстанция должна выявить основания и доказать целесообразность временного отстранения от должности примара, а также обосновать вынесенное решение, с учетом обстоятельств каждого конкретного дела, а не ограничиваться общими и абстрактными формулировками.

36. Более того, Конституционный суд отмечает, что временное отстранение от должности примара не может происходить в отсутствие взаимосвязи между предполагаемым преступлением и занимаемой должностью (см. mutatis mutandis ПКС № 6 от 3 марта 2016 года).

37. Исходя из вышеизложенного, Конституционный суд подчеркивает, что оспариваемые положения не вступают в противоречие с положениями ст. 109 ч.(2) и ст. 112 Конституции. Право свободно исполнять выборную должность, обретенное вследствие голосования избирателей, не является абсолютным. Конституция охраняет это право столько времени, сколько оно реализуется при соблюдении конституционных норм и требований закона.

38. Относительно ссылки на ст. 2  ч.(1), ст. 4 ч.(1) и ст. 8 Конституции, Конституционный суд подчеркивает, что указанные конституционные нормы носят первичный и общеобязательный характер, лежат в основе любого правового регулирования и не могут служить в качестве отдельных и индивидуальных оснований.

39. Что касается аргументов автора обращения о нарушении ст. 21 Конституции, Конституционный суд напоминает, что само по себе отстранение от должности не нарушает презумпцию невиновности (см. mutatis mutandis ПКС № 6 от 3 марта 2016 года). Тем более, что при применении этой процессуально-принудительной меры судебная инстанция не высказывается относительно виновности или невиновности примара и его уголовной ответственности.

40. Конституционный суд отмечает, что положения закона, предусматривающие временное отстранение от должности, являются необходимыми в определенных ситуациях непродолжительного характера, когда исполнение должностных обязанностей становится невозможным. Временное отстранение от должности может быть продиктовано необходимостью обеспечить защиту публичного учреждения от продолжения незаконной деятельности и опасных последствий уголовного деяния.

41. В своей практике ЕСПЧ отметил, что временное отстранение от должности применяется не в качестве наказания, а скорее в качестве предупредительной и временной меры, поскольку эта мера призвана защищать общественные интересы путем отстранения от должности лица, обвиняемого в совершении служебного преступления, и предотвращения таким образом других возможных аналогичных деяний или последствий подобных деяний (см. mutatis mutandis дело Цеханчук против Румынии, решение от 22 ноября 2011 года).

42. Что касается аргументов автора обращения о том, что временное отстранение от должности примара судебной инстанцией противоречит ст. 38 Конституции, гарантирующей право граждан избирать и отозвать примара, Конституционный суд подчеркивает, что в этом случае временное отстранение от должности является результатом возбуждения уголовного дела. В этой связи, Конституционный суд напоминает, что согласно ст. 114 Конституции, правосудие осуществляется именем закона только судебными инстанциями. Помимо этого, Конституционный суд указывает, что временное отстранение от должности не означает освобождение от должности.

43. Более того, ст. 33 ч.(1) Закона о местном публичном управлении, согласно которой «на протяжении всего периода отстранения от должности организация новых выборов примара не допускается», содержит гарантию обеспечения принципа презумпции невиновности.

44. Принимая во внимание аргументы автора обращения и содержание оспариваемого текста закона, Конституционный суд отмечает, что положения ст. 39, ст. 53, ст. 54 и ст. 113 Конституции, которые приведены в качестве ссылки, не имеют отношения к рассматриваемому делу.

45. Исходя из вышеизложенного, Конституционный суд заключает, что обращение не отвечает требованиям приемлемости и не может быть принято к рассмотрению по существу.

Тел.: +373 22 25-37-08
Fax.: +373 22 25-37-46
Всего посетителей: 2703576  //   Посетители вчера: 3992  //   сегодня: 2335  //   Online: 23


Быстрый доступ