Определение № 12 от 07.02.2017

Определение №12 от 07.02.2017 г. о неприемлемости обращения № 123g/2016 г. об исключительном случае неконституционности ст. 274 ч. (7) Уголовно-процессуального кодекса Республики Молдова (начало уголовного преследования)


Автор обращения: Суд первой инстанции, Суд Кишинэу, сектор Буюкань

Файлы:
1. ru-d1207022017rua418f.pdf


Обращении:

1.  (13.10.2016)


1. Основанием для рассмотрения дела послужило обращение об исключительном случае неконституционности ст. 274 ч. (7) Уголовно-процессуального кодекса Республики Молдова № 122-XV от 14 марта 2003 года, представленное по запросу адвоката Еманоила Плошницэ в рамках дела № 10-552/16, рассматриваемого судом Кишинэу, сектор Буюкань.

2. Обращение было представлено в Конституционный суд 13 октября 2016 года судьей Виктором Рацой, в соответствии с положениями ст. 135 ч. (1) п. а) и п. g) Конституции, в свете ее толкования Постановлением Конституционного суда № 2 от 9 февраля 2016 года, а также с Положением о порядке рассмотрения обращений, представленных в Конституционный суд.

A. Обстоятельства основного спора

3. Национальная антикоррупционная комиссия 20 февраля 2015 года констатирующим актом установила, что Д.М. не указал в декларации все свои доходы и имущество.

4. Прокуратура по борьбе с коррупцией тем же числом зарегистрировала в Регистре № 1 материал о ложных заявлениях - правонарушение, предусмотренное ст. 3521 Уголовного кодекса.

5. Прокурор, работающий в Прокуратуре по борьбе с коррупцией, принял 20 марта 2015 года постановление об отказе в возбуждении уголовного преследования и о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях Д.М. состава преступления, предусмотренного ст.3521 Уголовного кодекса.

6. Постановлением от 25 июня 2016 года прокурор отменил постановление от 20 марта 2015 года об отказе в возбуждении уголовного преследования и принял решение о проведении дополнительной проверки, в соответствии с положениями ст. 274 Уголовно-процессуального кодекса.

7. Адвокат Еманоил Плошницэ 15 августа 2016 года подал на имя исполняющего обязанности Генерального прокурора жалобу на постановление от 25 июня 2016 года, которая 26 августа 2016 года была признана необоснованной.

8. Не согласившись с результатом рассмотрения своей жалобы исполняющим обязанности Генерального прокурора, 6 сентября 2016 года адвокат Еманоил Плошницэ подал жалобу судье по уголовному преследованию с требованием отменить постановление прокурора от 25 июня 2016 года.

9. В судебном заседании от 30 сентября 2016 года адвокат Еманоил Плошницэ представил запрос об исключительном случае неконституционности ст. 274 ч.(7) Уголовно-процессуального кодекса.

10. Определением от того же числа суд удовлетворил запрос и направил обращение об исключительном случае неконституционности в Конституционный суд для разрешения.

11. Применимые положения Конституции (повторное опубликование в М.О. 2016г., № 78, ст.140):

Статья 23

Право каждого человека на знание своих прав и обязанностей

«[...]

(2) Государство обеспечивает право каждого человека на знание своих прав и обязанностей. С этой целью государство публикует все законы и другие нормативные акты и обеспечивает их доступность».

 

12. Применимые положения Уголовно-процессуального кодекса Республики Молдова №122-XV от 14 марта 2003 года (переопубликован М.О., 2013, №248-251, ст. 699):

Статья 274

Начало уголовного преследования

«(1) Орган уголовного преследования или прокурор, осведомленный в порядке, предусмотренном статьями 262 и 273, в 30-дневный срок распоряжается посредством постановления о начале уголовного преследования в случае, если из акта осведомления или констатирующих актов вытекают разумные подозрения в совершении преступления и отсутствуют какие-либо обстоятельства, исключающие уголовное преследование, уведомив об этом лицо, осуществившее осведомление, или соответствующий орган.

(2) В случае, если орган уголовного преследования или прокурор по своей инициативе начинает уголовное преследование, он составляет протокол, в который заносится все установленное по поводу выявленного преступления, после чего постановлением распоряжается о начале уголовного преследования.

(3) Постановление о начале уголовного преследования, вынесенное органом уголовного преследования, представляется в письменной форме вместе с соответствующим делом в течение 24 часов с момента начала уголовного преследования прокурору, осуществляющему руководство уголовным преследованием. Сразу же после ознакомления с постановлением о начале уголовного преследования прокурор устанавливает срок преследования по данному делу.

(31) В случае, если из содержания акта осведомления или констатирующего акта вытекает подозрение в совершении преступления, предусмотренного статьей 1661 Уголовного кодекса, прокурор должен принять решение по этому факту в соответствии с частью (1) настоящей статьи в срок, не превышающий 15 дней.

(4) Если из акта осведомления явствует какой-либо случай, препятствующий началу уголовного преследования, орган уголовного преследования представляет прокурору составленные им документы с предложением не начинать уголовное преследование. В случае, если прокурор считает, что нет обстоятельств, препятствующих осуществлению уголовного преследования, он возвращает документы вместе со своим постановлением указанному органу для начала уголовного преследования.

(5) В случае, если прокурор отказывается начать уголовное преследование, он подтверждает это мотивированным постановлением и извещает об этом лицо, осуществившее осведомление, в кратчайший срок, но не более 15 дней. В случае, когда прокурор считает, что отсутствуют основания для начала уголовного преследования, он своим постановлением отменяет постановление о начале уголовного преследования и распоряжается об отказе в начале уголовного преследования и прекращении уголовного судопроизводства.

(6) Постановление об отказе начать уголовное преследование может быть обжаловано путем подачи жалобы в судебную инстанцию в соответствии с положениями статьи 313.

(7) Если в дальнейшем устанавливается, что не существовало или отпало обстоятельство, на котором основывалось предложение об отказе начать уголовное преследование, прокурор аннулирует свое постановление и распоряжается о начале уголовного преследования».

1. Признать неприемлемым обращение об исключительном случае неконституционности ст. 274 ч. (7) Уголовно-процессуального кодекса Республики Молдова № 122-XV от 14 марта 2003 года, представленное по запросу адвоката Еманоила Плошницэ в рамках дела № 10-552/16, рассматриваемого судом Кишинэу, сектор Буюкань.

2. Настоящее определение является окончательным, обжалованию не подлежит, вступает в силу со дня принятия и публикуется в «Monitorul Oficial al Republicii Moldova».

17. Рассмотрев обращение с точки зрения приемлемости, Конституционный суд отмечает следующее.

18. В соответствии со ст. 135 ч. (1) п. а) Конституции, конституционный контроль законов, в частности Уголовно-процессуального кодекса, относится к компетенции Конституционного суда.

19. Конституционный суд отмечает, что обращение об исключительном случае неконституционности представлено уполномоченным субъектом, по запросу адвоката Еманоила Плошницэ, в рамках дела №10-552/16, рассматриваемого судом Кишинэу, сектор Буюкань, в соответствии со ст. 135 ч. (1) п. а) и п. g) Конституции, в свете ее толкования Постановлением Конституционного суда № 2 от 9 февраля 2016 года.

20. Конституционный суд отмечает, что прерогатива разрешения исключительных случаев неконституционности, которой он наделен статьей 135 ч. (1) п. g) Конституции, предполагает установление соотношения между законодательными нормами и положениями Конституции, с учетом ее верховенства и применимости оспариваемых положений при рассмотрении судом основного спора.

21. Конституционный суд отмечает, что предметом обращения являются положения ст. 274 ч.(7) Уголовно-процессуального кодекса, предусматривающие, что:

«(7) Если в дальнейшем устанавливается, что не существовало или отпало обстоятельство, на котором основывалось предложение об отказе начать уголовное преследование, прокурор аннулирует свое постановление и распоряжается о начале уголовного преследования».

22. По мнению автора обращения, оспариваемые положения закона противоречат конституционным нормам, закрепляющим правовое государство и ценности правового государства - ст.1 ч.(3), толкование и применение конституционных положений о правах и свободах человека в соответствии с международными нормами - ст. 4, равенство всех перед законом - ст. 16, право каждого человека на знание своих прав и обязанностей - ст. 23 ч. (2), и право на защиту - ст. 26.

23. Проанализировав обращение, Конституционный суд отмечает, что, исходя из положений Уголовно-процессуального кодекса, необходимо различить этап начала уголовного судопроизводства и этап начала уголовного преследования, как имеющие свои особенности.

24. Так, второе предложение ч.(1) ст. 1 Уголовно-процессуального кодекса предусматривает: «Уголовное судопроизводство признается начавшимся с момента обращения в компетентный орган или возбуждения им по своей инициативе уголовного дела в связи с подготовкой или совершением преступления».

25. Согласно ч.(1) ст. 274 Уголовно-процессуального кодекса, орган уголовного преследования или прокурор, осведомленный в порядке, предусмотренном статьями 262 и 273, в 30-дневный срок распоряжается посредством постановления о начале уголовного преследования в случае, если из акта осведомления или констатирующих актов вытекают разумные подозрения в совершении преступления и отсутствуют какие-либо обстоятельства, исключающие уголовное преследование, уведомив об этом лицо, осуществившее осведомление, или соответствующий орган.

26. Конституционный суд отмечает, что все процессуальные действия, производимые на этапе, предшествующем уголовному преследованию, имеют особый характер и нацелены на выявление и подтверждение наличия разумных подозрений в совершении преступления, этап, который охватывает 30 дней с момента обращения в орган уголовного преследования или прокуратуру, или возбуждения дела по их инициативе.

27. По своему характеру, действия, осуществляемые на этапе, который предшествует уголовному преследованию, заключаются в установлении правонарушения (in rem), а не в предъявлении обвинения (in personam). Это правило применяется и на этапе инициирования уголовного преследования. Таким образом, в постановлении о начале уголовного преследования указывается лишь деяние, ставшее причиной для вынесения постановления (in rem). При наличии разумных подозрений в совершении преступления орган уголовного преследования должен предоставлять лицу все гарантии, связанные с предъявлением обвинения уголовного характера.

28. В этой связи, Конституционный суд отмечает, что оспариваемая норма предусматривает возбуждение уголовного преследования в случае, если после вынесения постановления об отказе в инициировании уголовного преследования «[...] устанавливается, что не существовало или отпало обстоятельство, на котором основывалось предложение об отказе начать уголовное преследование[...]». 

29. Конституционный суд отмечает, что необходимо делать различие между вышеуказанной ситуацией и ситуацией «возобновления уголовного преследования».

30. Так, в Постановлении № 12 от 14 мая 2015 года Конституционный суд подчеркнул, что, согласно юриспруденции ЕСПЧ, принцип non bis în idem применяется только если существует уголовное обвинение (см., например, дело Maaouia против Франции, 5 октября 2000 года) и, несомненно, в уголовных делах, где есть подсудимые. Таким образом, в национальном уголовном судопроизводстве данный принцип применяется, если ранее лица имели качество подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или осужденного за деяния, которые впоследствии стали предметом уголовного преследования или повторного судебного рассмотрения.

31. В Постановлении № 12 от 14 мая 2015 года Конституционный суд также подчеркнул, что возобновление уголовного преследования возможно только в том случае, если новые или вновь открывшиеся обстоятельства или существенные ошибки, допущенные в предыдущем производстве, повлияли на вынесенное решение, обстоятельства, на которые указывается в ст. 287 ч.(4) Уголовно-процессуального кодекса. Согласно Европейской конвенции, две ситуации могут привести к возобновлению уголовного дела: 1) при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств и 2) при наличии существенной ошибки.

32. В практике ЕСПЧ отмечалось, что судебным решением заявителя обязали к дополнительным выплатам, несмотря на то, что прокурор прекратил предварительное расследование в связи с тем, что не была доказана его вина. ЕСПЧ указал на то, что нельзя утверждать, что заявитель был оправдан, поскольку ни одна судебная инстанция не высказалась в этом аспекте и расследование теоретически может возобновляться, в итоге, пришел к выводу, что не имело место нарушение принципа non bis in idem (см. дело Wassdahl против Швеции, заявление № 36619/03, решение от 29 ноября 2005 года).

33. Касательно срока, в течение которого прокурор может начать уголовное преследование после вынесения постановления об отказе в инициировании уголовного преследования, Конституционный суд отмечает, что ст. 53 Уголовного кодекса предусматривает, что лицо, которое совершило деяние, содержащее признаки состава преступления, может быть освобождено от уголовной ответственности, в том числе в случае истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности. В ст. 60 Уголовного кодекса законодатель установил как срок давности, так и момент начала этого срока. Таким образом, прокурор может начать уголовное преследование лица до истечения срока давности для привлечения к уголовной ответственности за совершение преступлений, в связи с которыми было отказано в возбуждении уголовного преследования.

34. Таким образом, Конституционный суд не может согласиться с утверждениями автора обращения о том, что оспариваемые положения являются неясными, неточными и непредсказуемыми с точки зрения срока, в течение которого может быть начато уголовное преследование после отказа в возбуждении дела, и что уголовное преследование может быть начато sine die, вне зависимости от срока и без учета оснований, указанных в оспариваемых положениях, что порождает неопределенность для лица, совершившего деяния, предусмотренные уголовным законом.

35. Исходя из вышеизложенного, Конституционный суд отмечает, что положения ст. 274 ч.(7) Уголовно-процессуального кодекса не являются неточными и непредсказуемыми, а значит, не вступают в противоречие с положениями ст.23 Конституции, гарантирующими качество закона.

36. Вместе с тем, Конституционный суд отмечает, что положения ст.26 Конституции не имеют отношения к данному делу. Текст закона, составляющий предмет обращения, позволяет каждому пользоваться в рамках уголовного судопроизводства как услугами адвоката, выбранного или назначенного судом, так и всеми процессуальными гарантиями для осуществления права на защиту.

37. Что касается ссылки на ст. 1 ч.(3) и ст. 4 Конституции, Конституционный суд отмечает, что указанные конституционные нормы носят первичный и общеобязательный характер, лежат в основе любого правового регулирования и не могут служить в качестве отдельных и индивидуальных оснований.

38. Норма ст. 16 Конституции не имеет автономного значения и подлежит применению в сочетании с другими конституционными нормами, гарантирующими основополагающее право.

39. Исходя из вышеизложенного, Конституционный суд отмечает, что обращение является необоснованным и не может быть принято к рассмотрению по существу.

Тел.: +373 22 25-37-08
Fax.: +373 22 25-37-46
Всего посетителей: 2566764  //   Посетители вчера: 2925  //   сегодня: 381  //   Online: 51


Быстрый доступ