Представление№ PCC-01/99g/nr.4 от 20.02.2018

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ


Представление:
1. ru-a201899g2017rus10eee.pdf


Обращении:
1. 


Постановлении:
1.  Постановление №4 от 20.02.2018г. об исключительном случае неконституционности некоторых положений ст.401 ч.(1) Кодекса о правонарушениях (полномочия Национального центра по борьбе с коррупцией по рассмотрению дел о правонарушениях)

Постановлением № 4 от 20 февраля 2018 года об исключительном случае неконституционности некоторых положений ст. 401 ч. (1) Кодекса о правонарушениях Конституционный суд признал конституционными положения «[...] 313 [...] рассматриваются Национальным центром по борьбе с коррупцией» ч.(1) ст. 401 Кодекса Республики Молдова о правонарушениях № 218-XVI от 24 октября 2008 года,  в той мере, в какой правонарушение, предусмотренное ст. 313 Кодекса о правонарушениях, только констатируется констатирующими субъектами Национального центра по борьбе с коррупцией и дело передается в компетентный суд.

Конституционный суд отметил, что хотя законодатель наделил судебную инстанцию исключительными полномочиями по разрешению дел о правонарушениях, за которые установлено наказание в виде  лишения права занимать определенную должность или осуществлять определенную деятельность, в ст. 401 ч.(1) Кодекса о правонарушениях он наделил Национальный центр по борьбе с коррупцией полномочиями рассматривать правонарушение, предусмотренное в ст. 313 Кодекса о правонарушениях, согласно которой применяется наказание как в виде штрафа, так и в виде лишения права занимать определенную должность или осуществлять определенную деятельность.

В результате, констатирующий субъект Национального центра по борьбе с коррупцией устанавливает виновность лица и назначает наказание в виде штрафа, после чего передает дело в суд только для назначения наказания в виде  «лишения права занимать определенные должности».

При этих обстоятельствах, когда судебная инстанция зависит от фактических выводов административного органа, ее роль сводится к простой формальности, заключающейся в автоматическом признании констатирующего акта и назначении наказания в виде лишения права занимать определенные должности, что свидетельствует о том, что судебная инстанция лишена возможности осуществлять полноценную юрисдикцию.

Конституционный суд пришел к выводу, что оспариваемые положения не сформулированы с достаточной точностью, поскольку законодатель четко не разграничил полномочия судебных инстанций от полномочий других административных органов.

Конституционный суд указал на то, что в Кодексе о правонарушениях есть и другие положения, которые содержат аналогичное законодательное решение (например, согласно ст.401 ч. (1), Национальный центр по борьбе с коррупцией вправе рассматривать и правонарушения, предусмотренные в ст. 264, ст.312, ст. 315, за которые также установлено обязательное дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенную должность или осуществлять определенную деятельность). В связи с этим, Конституционный суд считает необходимым вмешательство Парламента для внесения соответствующих изменений, с учетом суждений, изложенных в указанном постановлении.

В соответствии с положениями ст.281 Закона о Конституционном суде, Конституционный суд просит Парламент рассмотреть данное представление и проинформировать его о результатах рассмотрения.

Тел.: +373 22 25-37-08
Fax.: +373 22 25-37-46
Всего посетителей: 5232733  //   Посетители вчера: 3422  //   сегодня: 589  //   Online: 85
Быстрый доступ